В эту сводку вошли фрагменты трех интервью с Т. Заном, опубликованных на разных сайтах к выходу романа Star Wars: Scoundrels.

tz1

Roqoo Depot

— Прежде всего, поздравляем с выходом «Негодяев. До чего интересная и увлекательная книга. Интересно ли было ее писать?

— Работа над книгой доставила огромное удовольствие. При таком сложном ограблении нужно заранее продумать все детали, в результате сама книга была написана на одном дыхании. На самом деле весь процесс был очень скоротечным — от первого разговора до готовой первой редакции прошло меньше восьми месяцев, из которых на написание книги ушло три.

— Можете ли вы немного рассказать, какими соображениями вы руководствовались, подбирая тех или иных «негодяев»?

— Поскольку мы надеялись, что эту книгу смогут читать новички, нужно было сделать так, чтобы читателю для понимания происходящего  было достаточно знакомства с фильмами. Соответственно  большинство действующих лиц — новые персонажи. Горстка персонажей и отсылок из EU — Винтер, Келл, Ксизор, «Черное солнце», — для новичков будут все равно что новые, поскольку знать историю их предыдущих появлений в EU не обязательно.

— Зерба был одним из моих любимых негодяев, но нигде так и не было объяснено, почему его световой меч укорачивается. С одной стороны, это забавно, но есть ли тому какая-то техническая причина?

— Я думаю, это из-за деградации кристалла. Идея состояла в том, чтобы в книге был световой меч — в конце концов, это же «Звездные войны», световые мечи нам нужны! — но чтобы он мог использоваться как инструмент, не больше.

И вообще, идея «светового ножика» сама по себе прикольная.

— В романе удивительно часто встручаются буквы ауребеша — чаще, чем в любой другой книге. Это совпадение?

— Нет, это сделано умышленно. Я хотел подчеркнуть чужеродность вселенной «Звездных войн», и добавление ауребеша казалось хорошим способом этого добиться. Опять же, новичков это не отвлечет, а для знатоков EU будет «пасхалка».

— Когда вы придумали финальный поворот сюжета?

— Этот финальный поворот был идеей Шелли Шапиро и редакторов Del Rey. Насколько я понимаю, у кого-то появилась идея, и они ее шлифовали и совершенствовали, пока, наконец, не были готовы предложить ее мне. К тому времени идея стала такой клёвой, что я с удовольствием ухватился за нее.

 roqoodepot.com | ‘Scoundrels’ Interview with Timothy Zahn

 


Knights’ Archive

— Ваш новый, многими предвкушаемый роман — «Звездные войны: Негодяи» — это история об ограблении в стиле «Одиннадцати друзей Оушена». Помимо удовольствия, что еще , по вашему замыслу, читатели вынесут из романа?

— Если честно, то в «Негодяях», в отличие от некоторых моих других книг, я не закладывал никаких глубоких философских посылов. Моей целью было просто написать занятную книгу с интересными персонажами, замысловатой проблемой, закрученной, но в основном логичной схемой, с напряжением и интригой, где они уместны, с несколькими неожиданными поворотами, чтобы встряхнуть читателя, и с приносящей удовлетворение концовкой.

— Своей популярностью «Одиннадцать друзей Оушена» во многом  обязаны своим знаменитым и, я бы сказал, красивым актерам. Помнится, в одном из документальных фильмов говорилось, что практически в каждой сцене можно увидеть какого-нибудь красавца. Само собой, вы были лишены этого преимущества, которое дает визуальный жанр. Представляло ли это для вас какую-то проблему?

— На самом деле я и не пытался скопировать один из фильмов об Оушене — ни сюжет, ни гламур. (Хотя в книжке есть Хан и Лэндо, так что с Дэнни Оушеном и его командой мы могли бы потягаться). Я старался воспроизвести дух фильма — наши персонажи работают как одна команда, никто не замышляет предать других, никто не ждет ножа в спину, когда все закончится.

Согласно моему (наверняка ограниченному) знанию фильмов об ограблениях и афёрах, ближе всего по тону «Одиннадцать друзей Оушена» и «Афёра».

А так как персонажей было как раз одиннадцать…

— Кому из второстепенных персонажей вы бы хотели уделить больше внимания?

— Я думаю, что всем персонажем можно уделить больше внимания,но самые интересные — это сестры Бинк и Тавия и имперский агент Дейжа. Все трое вполне погут появиться в будущих книгах.

 knightsarchive.com | Knights’ Archive Exclusive: Timothy Zahn

 


This Blog is Full of Words

— Можете ли рассказать немного, как появились «Негодяи»? Что вас вдохновило на написание этой истории?

— Мне всегда нравились закрученные сюжеты и хитроумные схемы, которые можно найти в хороших историях об ограблениях, и особенно я любил такие, где персонажи работают вместе дружелюбно и профессионально, не замышляя предательства и измены. […]

По моему изначальному плану, в команде было много персонажей из EU, в том числе Люк, Мара, Корран и Миракс. Однако, когда я представил идею Шелли и Сью, то выяснилось: они хотят что-то такое, что привлекло бы фанов, незнакомых с EU. Очевидным решением было изменить состав персонажей и датировку «Негодяев» таким образом, чтобы любой читатель, знакомый только с классической трилогией фильмов, мог взять в руки книгу и не заблудиться среди ссылок на EU.

— Мне очень понравились женские персонажи книги, а также упор на важность дружеских и семейных чувств. Расскажите немного об истории появления сестер Бинк и Тавии.

— Как и у большинства моих персонажей, их личности обретали форму по мере написания истории. Я с самого начала знал, что мне нужны близняшки с очень разным уровнем профессионального энтузиазма, и по ходу работы я расписал подробности их отношения друг к другу и ко вселенной в целом.

— Также там есть Хан и Лэндо, эту парочку мы знаем получше. Как вы связали их характеризацию в «Негодяях» с тем, что мы видим в фильме «Империя наносит ответный удар»?

— За прошедшие годы разные авторы предлагали свои объяснения напряженности между Ханом и Лэндом в «Империи. В моем представлении, невинный ответ Хана: «Кто, я?» в ответ на обвинения Лэндо не похож на реакцию человека, который вспоминает некий очень серьезный, смертельно опасный инцидент. Скорее это похоже на: «Да ну ладно. Ты что, до сих пор злишься?», и именно єто ощущение я попытался передать в книге.

Читатели наверняка отреагируют на это по-разному, как положительно, так и отрицательно, и я ожидаю многоч его услышать на этот счет на конвентах этого года.

— Когда вы придумываете своих собственных ЗВшных персонажей, вы сознательно выбираете их пол («На этот раз я создам героиню»), или это происходит само собой?

— И так, и так. Я предпочитаю смешанный состав персонажей, в котором есть как мужчины, так и женщины, потому что разнообразие обеспечивает больше возможностей для взаимодействия и большую глубину образов. Но я не станут втискивать женщину на нужную мне роль только потому, что это политкорректно. Обычно, по мере того, как я создаю историю, пол персонажей вырисовывается автоматически. Роли Бинк и Тавии с самого начала были женскими; Дозер был мужчиной и так далее. В основном это вопрос ощущения.

— Интересно ли было писать о персонажах-повстанцах — Келле и Винтер — вне их стихии? Мне показалось хорошей идеей, что Винтер не знает, что Лея жива и Хан с ней знаком.

— Мне всегда было интересно работать с образом Винтер — эта дамочка мне нравится. Что касается Келла, то было довольно дерзким шагом (по крайней мере, для меня) использовать чужого персонажа в роли большей, чем камео. Но у нас с Аароном похожие взгляды на то, как устроена вселенная «Звездных войн», и мы с ним обсудили. может (точнее, мог ли) Келл обладать навыками, которые мне требовались.

Впрочем, поскольку мы стремились  сделать «Негодяев» понятными новичку, роли Винтер и Келла — во многих отношениях просто очень детализированные «пасхалки»: давние читатели порадуются их появлению, а новички без проблем познакомятся с этими героями, и при этом (я надеюсь) у них не возникнет ощущения, что они что-то пропустили.

 blogfullofwords.blogspot.com | Timothy Zahn Talks Scoundrels

Читайте также: