Новости | История проекта | Редакция | авторы | Хотите написать статью? | Ссылки | Гостевая  
Библиотека
Republic Commando: Hard Contact
Колонка R2D2
Обзор игр
Наши герои
Alma
По ту сторону опроса
События уходящего года
Точка зрения
Фанатские гадания
Гиперспейс
Вселенная Trading Card Game
Ассоциации
Живопись и скульптура
Выше звезд
Джон Уильямс
Кантина
Все было не так

библиотека

ДЕЛЬТА И FORCE

Уходящий год оставил нам несколько хороших книг по "Звездным войнам" - в основном на темы Войны клонов, что естественно в преддверии Третьего Эпизода. Хотя, конечно, как не вспомнить Survivor's Quest - шестую часть септалогии Тимоти Зана. Явление Зана случается так редко, что стоит многих событий вместе взятых, однако ж и сам роман роскошный, читается на одном дыхании - в общем, мэтр не подкачал. Тем не менее из всего, с чем довелось ознакомиться в этом году, хотелось бы поставить на первое место другую книгу - Republic Commando: Hard Contact ("Огневой контакт"), принадлежащую перу Карен Трэвисс.

Книга эта необычна по нескольким причинам. Она является литературной адаптацией одноименной игры (Star Wars: Republic Commando), которая должна выйти в феврале будущего года. Случается, что компьютерные игры создаются по мотивам других произведений ("Возвращение короля", та же игра по Эпизоду 3), но и игровые сюжеты вдохновляют писателей-фантастов; вспомним хотя бы Сергея Лукьяненко или "Лару Крофт". В "Звездных войнах" доселе такого не было, и этот случай, несомненно, является рекламным ходом, расчитанным одновременно на геймеров и "книгочеев": первые в ожидании игры могут полистать книгу, вторые получат возможность пережить события книги на экране компьютера.

Далее, Карен Тревисс - не просто в новичок "ЗВ", но вообще начинающий писатель. Как правило, для участия в "расширении вселенной" приглашаются признанные мастера, авторы бестселлеров, сами имена которых являются залогом успеха порученных им произведений; таковы Стэкпол, Сальваторе, тот же Зан. Однако в последнее время Del Rey и "Лукасфильм" подбирают писателей по "профессиональному признаку" - книги разной направленности пишут специалисты в соответствующих областях. Например, последнюю книгу НОДа доверили Дж. Лючено - не только одному из координаторов серии, но и специалисту по описанию космических сражений; недавно вышедший роман Jedi Trial создали вдвоем эксперты-военные. Карен Трэвисс - военная журналистка; это значит, что она не только знает армию "изнутри", но и владеет пером, дабы описать то, что знает.

* * *

Миссис Трэвисс держит дома декоративных крыс и уважает бумагу и ручку. Она - чистопородная англичанка из Портсмута, города, с которым связаны многие знаменитые имена. Отсюда родом был Чарльз Диккенс; Артур Конан-Дойль имел медицинскую практику за углом дома, в котором выросла Трэвисс; на той же улице работал в галантерейном магазине Герберт Уэллс, а еще в этом городе провел свое детство Редьярд Киплинг. Трэвисс официально заявила на своем сайте: она англичанка, живет в Англии и пишет на английском английском; по ее словам, иногда она использует региональный говор, армейский и полицейский сленг, портсмутский диалект. Хотя и просит считать ее североамериканской писательнецей, поскольку ее произведения не имеют ничего общего с британской научной фантастикой - дескать, женщины пишут фантастику в США, а не в Великобритании. И действительно - если не ошибаюсь, г-жа Трэвисс является единственным автором "ЗВ" родом не из Соединенных Штатов.

"Лучше всего будет сказать, что я ощущаю себя эмигранткой, работающей в Северной Америке, - поясняет Трэвисс. -. Несмотря на совершенно английский характер моей фантастики, некоторые читатели даже не догадываются, что я англичанка."

Профессиональная деятельность ее началась с журналистики; также Трэвисс поработала в рекламном бизнесе и в политической сфере - занималась пиаром. Но главным ее призванием оказалась военная служба. Молодая женщина стала военным корреспондентом, побывала в Северной Ирландии (и, похоже, в Персидском заливе). Карен также служила в войсках запаса - сначала в королевском вспомогательном флоте, затем в Сухопутной армии. Годы службы дали ей бесценный опыт. "Быть военным корреспондентом - фантастическая работа, - вспоминает Трэвисс. - Большинство людей никогда не погружались на субмарине, их не снимали вертолетом с палубы корабля, они не были с армией в Северной Ирландии. Одним из самых памятных дней для меня стало 21 октября, день Трафальгарской битвы, когда я стояла на палубе корабля Ее Величества "Виктория" на ежегодной церемонии в память адмирала лорда Нельсона". Многое она почерпнула, беря интервью у воннослужащих, участвовавших в разных кампаниях - от Первой Мировой до войны в Заливе.

Журналистская работа тоже пригодились будущей писательнице, став для нее отличной школой. "Журналистика дает все, что нужно для выживания: толстую непроницаемую шкуру, неистощимое упорство, умение выдерживать график и быстро записывать, умение устанавливать контакты и вдобавок столько всяких сведений, сколько вам и не снилось: Вы успеваете в срок или вы больше здесь не работаете; вы пишете быстро, или редактор вас сожрет. И вы знаете, что это просто бизнес, ничего личного".

"Редакторы теперь знают: я делаю то, что написано на этикетке. Они могут не бояться травмировать мои чувства, могут передвигать сроки, как им вздумается:. Репортеры - неприхотливые писатели, мы очаровательные и совершенно ручные. Честно". Работа военным корреспондентом, освещение судебных заседаний, PR-кампании - все это стало для будущей писательницы настоящим золотым дном фантастических сюжетов. "Я - бездонная кофейная чашка идей и фактов. И метафор, как вы видите", - хвастается Трэвисс.

Наконец она решила попробовать свои силы в большой литературе. 2004-й год стал прорывом; в марте увидел свет ее дебютный роман - City of Pearl, классический образчик научной фантастики (его продолжение под названием Crossing the Line вышло в тот же день,что и Hard Contact), . Но еще раньше на начинающую писательницу вышли представители "Лукасфильма". Работа во вселннной "ЗВ" - это деньги, возможность представить себя новой публике, испытание таланта, наконец, отдых от предыдущего творчества. Трэвисс дала согласие написать указанную книгу и отослала рукопись своего первого романа. Del Rey и LFL она подходила идеально: а) как одаренный автор; б) как знаток военного дела и в) как человек, который выполнит заказ оперативно. Работа заняла 8 недель; 26 октября Hard Contact появился в магазинах.

* * *

Признаться, эту книгу я ждал с особенным интересом. Перед тем на официальном сайте "Звездных войн" Карен Трэвисс была названа одним из трех авторов, которым поручили написание новой серии пост-НОД - наряду с такими мастерами, как Трой Деннинг и Аарон Олстон. Собственно, два последних имени были объявлены еще раньше, на третью вакансию прочили разных "зубров" вроде Кейса, Стэкпола и даже Зана. Назначение Трэвисс застало всех врасплох и вызвало определенные опасения. Сумеет ли "темная лошадка" разобраться в хитросплетениях EU, тем более в такой сложной теме, как НОД? Впишется ли ее стиль в общий стиль серии и вообще в литературу "ЗВ"? Должно быть, это действительно талантище, раз она пользуется таким доверием. Вряд ли для кого-то секрет, что вашему покороному слуге НОД очень нравится; поэтому первую книгу Трэвисс по "ЗВ" я рассматривал именно сквозь призму будущей серии.

Скажу сразу, что Hard Contact не просто не разочаровал, но вселил надежду. Чем дальше я вчитывался, тем большее испытывал удовольствие, местами переходившее в какой-то щенячий восторг. Во-первых, здесь нет Оби-Вана. Нет Энакина. Здесь нет ВООБЩЕ НИКОГО из "фильмовых" героев! (если, конечно, не считать клонтруперов, но не факт, что они были в кадре - кто их различит?). Это абсолютная "фоновая история", дающая возможность передохнуть от бесконечных приключений Избранного и его учителя на и просто посмотреть, что происходило в одном из тысячи миров, охваченных войной. Да и силы с той и другой стороны не особо крупные, мягко говоря: четверо спецназовцев, сотня боевых дроидов:

Во-вторых - роман читается на одном дыхании благодаря стремительному сюжету, в котором экшн переплетается с психологизмом, при чем то и другое на высоте. И если с пальбой-беготней все понятно (так и должно быть в новеллизации компьютерной игры), то психологческая часть приятно удивила. Это не аморфные терзания джедаев по поводу Силы и опасности перехода на ту или иную ее сторону; да, здесь есть девушка-падаван, но мистически-философским размышлениям она не предается. Она думает о долге, о дружбе, о жестокой войне. О том, чтобы выжить, в конце концов. Книга не о противостоянии светлых и темных, добра и зла; по сути, здесь и злодеев нет как таковых - каждый делает свою работу. Клоны-коммандос выполняют задание Республики, джедай тоже - задание Совета. Гез Хокан выполняет задание своих заказчиков - неймодианцев и сепаратистов; он, конечно, мясник, но на то он и мандалорский наемник. Его "бойцы" не столько жестоки, сколько глупы. Даже разработчицу ОМП против клонов можно понять: на войне как на войне. Каждый по- своему прав.

Что касается опасений по поводу соответствия канону, то они не оправдались. Во-первых, тема клонов- коммандос была совершенно девственной территорией, и писательница могла делать, что хотела. Сценарий и герои принадлежат полностью ей, а то, что она навыдумывала, само стало каноном. Во-вторых, соблюдение канона - дело не только самого писателя, но и всех тех издательских и редакционных структур, которые заказывают и принимают его работу. Ради такого святого дела можно требовать у LFL какую угодно информацию. Трэвисс помогал Райан Кауфман - контент- супервайзер (адекватно перевести его должность не могу) компании LucasArts, который, по ее словам, был доступен семь дней в неделю и с терпением святого отвечал на самые причудливые вопросы. ": Он никогда не терял терпения, ни разу, - вспоминает писательница. - Я посылаю ему e-mail и говорю: "Райан, мне нужно оружие, которое делает X и Y". Он отвечает: "А попробуй-ка верпинское пробивное ружье. Вот его чертеж". Он был просто замечательный".

Кроме того, в литературе "ЗВ" выработался свой язык, который отличается от общепринятого. Там своеобразная терминология (например, Трэвисс в своих интервью особенно подчеркивает, что ей было рекомендовано слово "снаряжение" писать как gear, а не как kit). Но главное - требовалось использовать не земные, а ЗВ-шные метафоры и обороты речи, что оказалось довольно трудно; например, модное ныне слово "оранжевый" оказалось табу, потому что во вселенной "ЗВ" не растут апельсины (oranges). Кроме того, книга рассчитывалась не только на взрослую (или относительно взрослую) аудиторию, но и на маленьких детей - вспомним об игре! Поэтому пришлось смягчать мрачные, серьезные сцены романа, убирать оттуда кровь и осторожно относиться к лексике: "Я также убедилась, что могу хорошо писать солдатские диалоги, не используя англо-саксонскую брань, что стало для меня большим шагом вперед".

* * *

Собственно, о чем речь. Война клонов в самом разгаре. Командование Республики узнает, что на захолустной планете Киилура ученые сепаратистов разрабатывают нановирус, который собираются применить против армии клонов. Лаборатория находится поблизости от особняка местного неймодианского бизнес-воротилы, которого охраняет банда наемников во главе с мандалорцем по имени Гез Хокан, прославившимся своей жестокостью. К тому же где-то там пропали двое джедаев, отправленных на разведку. - учитель и падаван. Чтобы устранить угрозу, штаб посылает на Киилуру четверку спецназовцев - элитное соединение, способное решить любую задачу:

Итак, главные герои - четверо клонов-коммандос. Можно сказать, что эта и подобные книги пытаются исправить допущенную в Эпизоде 2 несправедливость, когда солдат Новой Республики сделали покорным пушечным мясом. Как же так, джедаи - защитники справедливости - допускают этот ужас? Кроме того, бои пластмассово-компьютерных клонов против таких же дроидов на экране смотрятся здорово, но как в них найти вдохновение для книг? Поэтому клонов пытаются "очеловечить". Показать, что они - мыслящие существа, способные грустить и веселиться, вообще переживать человеческие чувства. Что они не биороботы.

Например, в первой книге дилогии Medstar, довольно неплохой истории о военном госпитале, были эпизодические моменты - раненый клонтрупер, которого вылечила Баррисс Оффи и который ей за это благодарен; тот же клонтрупер, который потерял товарища и сожалеет о нем - "он был весьма эффективен". Рудиментарные, неуклюжие эмоции, но и они вызывают сочуствие.

Карен Тревисс нашла выход в том, чтобы описать клонов именно как солдат: если акцентировать внимание на том, как они делают свое дело, на их армейском быте, тогда действительно можно смотреть на них как на людей. Четверка спецназовцев - Найнер (Девятый), Фай (Пять), Эйтин (Восенадцатый) и Дарман - отряд, вновь собранный незадолго до операции. Каждый из них - единственный уцелевший из своего соединения. Клоны не знают семьи, для них отец - тренирующий их сержант, а весь батальон - братья. Командос тренируют и воспитывают отрядами по четыре человека, и они, с пеленок приученные друг к другу, демонстрируют максимально эффективное взаимодействие в бою. Потерять одновременно всех троих братьев - это трагедия; осиротевший клон всю свою недолгую жизнь терзается комплексом вины. Но что делать? Командос посылают воевать по-новой - уже в составе других подразделений. Вот из таких бедолаг и набрали группу для посылки на Киилуру.

И каждый из них имеет свою индивидуальность. Найнер - командир, он особенно серьезен, потому что на нем лежит ответственность за всех. Фай - весельчак, который в самой трудной ситуации сыпет шуточками. Эйтин, наоборот, замкнулся в себе: он дважды сирота, отряд Найнера для него уже третий. Дарман: Дарман, по сути, главный герой, и его глазами мы смотрим на события на Киилуре.

"Даже идентичные близнецы имеют собственную личность, - говорит Тревисс. - В группе люди автоматически распределяют между собой роли и иерархические отношения: В отряде коммандос это необходимо для выживания. Будь они одинаковыми, как дроиды, они не были и в половину такими эффективными".

В общем-то, жуткая жизнь у этих клонов, если присмотреться. Во-первых, живут вдвое меньше обычных людей (клонтрупер RC-5093, в отставке, живет в Корускантском Центре для ветеранов. Хронологический возраст: 23 года. Биологический возраст: 60 лет). Но обычно до таких седин не доживали. "Медленных солдат убивают", сказал Дарман, имея в виду, что для клонов день ухода из спорта совпадает с днем ухода из жизни. А сколько их гибнет на тренировках? Каминоанцы скрупулезно выполнили заказ: они не только вырастили армию, но и вымуштровали ее для ведения боевых действий во всех возможных условиях. Вымуштровали на практически реальных полигонах. Неумелый солдат отбраковывался естественным путем: он погибал в учебном бою; иногда, если показатели оказывались слишком низкими, труперов отбирали для уничтожения целыми батальонами. Добрые каминоанские клонировщики.

А что они едят! ": Идеальный профиль питания для наших нужд. У него нет запаха, который противник мог бы засечь, и нет волокон, так что получается минимум отходов пищеварения, то есть опять же не остается следов:" и т.д. Самый заурядный кусок хлеба вызывает у Дармана восторг. Клоны никогда не испытывают голода, они принимают пищу, когда настает время пополнить запас энергии. "А что ты любишь делать?" - спрашивает Этен. - "Я хорошо стреляю. Я люблю свою DC-семнадцать".

Наконец, такой штрих. Эти ребята - ходячие энциклопедии военного дела, но об окружающем мире практически ничего не знают, кроме способов борьбы на конкретной местности. Их речь пересыпана специализированными терминами, в которых сам ситх ногу сломит, но простые явления обычного мира - гражданские в поселке, коровы на лугу, водопад на реке - их приводят в замешательство. Но коммандос на то и элита, чтобы приспосабливаться к чему угодно. Четверке Найнера хватило креативности, чтобы выполнить задание, даже когда план пошел банте под хвост - когда вместо дюжины наемной швали обнаружилась сотня дроидов, когда сапер Дарман оказался отрезанн от остальных, а командир-джедай, как выяснилось, была сопливой девчонкой. (Правда, "в качестве компенсации" к ним на помощь приходит некая Джинарт из местной расы гурланинов - оборотень, телепат, следопыт и прочая и прочая; откровенно говоря, такое впечатление, что для выполнения задания хватило бы одной Джинарт, а коммандос и даже джедай только ей помогают).

Клоны-коммандос в армии Республики на особом положении. По статусу они ниже ARC-труперов, но выше простых солдат, и имеют большую самостоятельность в своих действиях - что в данном случае можно трактовать буквально. Эти бойцы генетически ближе к людям, чем обычные клоны с урезанной психикой и запрограммированным послушанием (самые "непослушные", понятно, арк-труперы), потому что особые операции требуют сообразительности и готовности действовать в одиночку. У коммандос более совершенное оружие (карабины DC-17 против простых DC-15), более сложное снаряжение.

"Они не дроиды, однако очень многие люди именно так к ним и относятся - как к расходному материалу, - объясняет писательница. - Они настоящие люди и в основном похожи на нас. Я ввела людей-тренеров: потому что ясно, что у каминоанцев просто нет достаточных военных навыков, и Джанго Фетт решил нанять самых крутых бойцов, чтобы их тренировать". Тренеры - это соратники Джанго Фетта, мандалорианцы, которых этот наемник пригласил обучать вновь созданное войско. Они - лучшие из лучших, специалисты военного дела, согласившиеся провести остаток жизни на Камино. Сержант-тренер - главный авторитет для клонов; он не только учит их тактике, рукопашному бою и прочим премудростям, но и является единственным источником знаний о внешнем мире. Троих коммандос (всех, кроме Эйтина) тренировал сержант Кэл Скирата, по сути, заменивший им отца; часто солдаты вспоминают, что в такой-то ситуации говорил сержант и как он советовал поступать.

"Да, Кэл Скирата говорил о клонах ужасные вещи, но никогда он не имел в виду конкретно их, как будто речь шла вообще не о клонах. Ему присылали из дома пирог адж - хитрый трюк на секретной изолированной Камино - и он делил его между отрядами коммандос, которые обучал. Он называл их своими Мертвецами, своими Мокрыми Дроидами и прочими обидными прозвищами. Но если кто-то заходил в неурочное время в его комнату, он, скрывая слезы, кормил его разными тайно завезенными вкусностями или давал почитать какой-нибудь из запрещенных текстов, не входивших в ускоренный курс обучения:."

И очень выразительна сцена в конце, когда Найнер, притворяясь смертельно раненым, зовет не маму (как обычный человек), а сержанта:

* * *

На Киилуре спецназовцы неожиданно натыкаются на начальство. Неожиданно не только для себя, но и для самого начальства, которое еще не знает, что оно начальство. Это падаван Этен Тюр-Мукан, совсем еще девчонка, которая потеряла в ходе миссии учителя и не знает, что ей делать; она испугана, растеряна и никому не доверяет. К тому ж это не тот случай, когда джедая превыше всяких миссий тревожит возможность падения на темную сторону из-за злоупотребления своим могуществом. У Этен нет никакого могущества; по ее представлению, она в свое время была "в шаге от перехода к сооружению перма-домов в лагерях для беженцев". Вот и сейчас она не может сконцентрироваться, использовать Силу, чтобы защитить себя - то ли от страха, то ли из-за неверия в себя.

Совсем по-другому представляла себе Этен свою миссию. Мастер мертв, но планы биостанции в кармане - теперь нужно только вырваться с гнусной планеты и доставить информацию старшим. Вдруг выясняется, что за Республику воюет армия клонов (Grand Army, как в Соединенном Королевстве), что рыцари-джедаи в одночасье стали ее генералами, а падаваны - коммандерами. Для Этен это шок; она меньше всего ожидала, что ей доведется командовать людьми (пускай даже клонами). "Я не готова, я еще только учусь, я об этом не просила!" - вот первая реакция. - "Тогда учись быстро, - отвечает Джинарт. - Дарман тоже об этом не просил". Ситуация безвыходная. Клоны запрограммированы на беспрекословное повинововение джедаям. Если Этен не поведет их, это будет катастрофа. Но Дарман не просто вынужден слушаться приказов - он (как и его товарищи) видел, что творили джедаи на Геонозиса, и знает, на что они способны. Несмотря на истерику, которую закатила Этен, он продолжает верить в падавана.

И Этен, собравшись с духом, принимает на себя командование. Первый ее приказ - считать ее "командиром в процесе обучения". Фактически спецназ будет продолжать операцию самостоятельно, как и планировалось изначально; более того, не Этен думает за Дармана - наоборот, он должен ее учить. Но главное сделано: джедай встал во главе отряда, отдал приказ. Конечно, "никто не сравнится со Скиратой", но офицерский престиж спасен, все идет так, как должно идти.

Джинарт не верит в способности Тюр-Мукан - дескать, она "не из того теста". Однако новое положение мобилизует падавана, заставляет ее тянуться за своими подчиненными; она старается если не руководить ими, то, по крайней мере, быть им полезной. И неожиданно открывает, что она не такая уж безнадежная, что Сила все-таки ее слушается. Экстрасенсорные способности и световой меч Этен пригодились ее спутникам; возможно, не будь ее, миссия не удалась бы, а кое-кому из коммандос она определенно спасла жизнь. И чем лучше у нее получается, тем больше крепнет ее уверенность в своих силах. Причем не только в способностях джедая, но и в умении управлять людьми.

В сущности, она не так уж отличается от своих новых товарищей. Как и они, Этен не знала настоящего детства - выросла при Храме ("приютская", как говорит Старый Дипломат); она воспитывалась в таких же спартанских условиях, разве что кормили получше. Да и цель у них одна - хранить мир, сражаясь за него. За время операции на Киилуре Этен обрела внутренний стержень, который, как ни удивительно, наличествовал у "безвольных" клонов и которого не хватало адепту Силы; в конце миссии Этен даже решилась перечить мастеру-джедаю! Все, конец, база взята, вирусная докторша в руках Республики. Но где-то там остался раненый Эйтин, до которого высокопоставленному генералу-джедаю нет дела. И тогда падаван-коммандер заявляет: спецназовцы - не расходный материал, никого оставлять нельзя, иначе какие же мы защитники добра и справедливости? И добивается своего:

Можно констатировать, что ныне портреты звездновойновских персонажей стали более реалистичны. Юные рыцари-джедаи Новой Республики сразу уродились героями (благодаря стараниям К.Андерсона и Р. Моэсты); в НОДе попытались вернуть их снова в детство, чтобы потом ковать героические характеры заново. Теперь вот пришли довольно достоверные падаваны Старой Республики - Баррисс Оффи, Этен Тюр-Мукан: Жаль только, что всех их скоро не станет.

* * *

Нехорошего дядю зовут Гез Хокан. Он мандалорский наемник, который командует службой охраны неймодианского торговца Лика Анккита. Хокан не является идейным сепаратистом, он просто делает свою работу, за которую ему платят деньги. Он никого не ненавидит, а лишь презирает - трусливого Анккита; безмозглый примитивный сброд, которым ему приходится командовать; психически неполноценных клонов; даже джедаев, которые сражаются не твердой сталью, а энергетическими игрушками. Однако, будучи мандалорианцем, он живет согласно древнему воинскому кодексу, прославляющему кровопролитие и беспощадность к врагам.

Вести войну с помощью вирусов Хокану кажется противоестественным. Но прототипом омерзительных клонов послужил величайший из мандалорианцев, прославленный Джанго Фетт, и такого надругательства наемник вынести не может. Узнав об этом, он изъявляет готовность защищать биостанцию хоть бесплатно: уничтожение клонов - самое милосердное решение проблемы.

Хокан - брутальный и беспринципный солдат. Поскольку теперь в его распоряжении боевые дроиды, прежние наемные болваны уже не нужны, и их можно перестрелять с помощью тех же дроидов. Анккит нужен - вернее, не он сам, а его дворец, в котором теперь разместится лаборатория. Не жалко и дворца, лишь бы остались живы ученые; что до собственных помощников, то они для Хокана тоже расходный материал.

Определенное уважение у него вызывала разве что доктор Утан, которая занималась биооружием, потому что это женщина умная и волевая. Однако своих врагов-коммандос Хокан оценил слишком поздно - лишь тогда, когда, несмотря на все ухищрения, его подопечную все-таки похитили. "Если на такое способна кучка клонированных солдат - он даже боялся подумать о том, что могут сделать миллионы их". Железный наемник погиб, на секунду поддавшись эмоциям: он был убит сзади, когда остановился, чтоюы взглянуть на поверженного сержанта коммандос.

* * *

Последняя страница перевернута. Все живы-здоровы, коварного нановируса не будет, и клонам не грозит массовое истребление. Но нет ощущения хэппи-энда. Что с этого всего, если завтра-послезавтра их ждет смерть под бомбами и лазерами - более почетная, но все равно с косой. А Этен? Успеют ее хотя бы посвятить в рыцари до палпатиновской Чистки? Вряд ли:

По субьективному мнению вашего покорного слуги, Hard Contact - роман очень хороший. Один из лучших в "ЗВ". Трэвисс создала замечательную вещь. Есть основания полагать, что и в пост-НОДовской серии она не подкачает. Во всяком случае, хочется на это надеяться.

Basilews


К слову: Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции журнала, его читателей и уважаемого господина Дж.Лукаса.

Идея и поддержка © Nash Brik
Техническая поддержка: serduk.org.ua
DeadMorozz © was here ™ | Собрано ручками | FAR forever.